Музыкант и Журналистка

Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта

Глава первая

«Пятизвездочный отель ***** один из самых лучших в Нью-Йорке. Он находится на Манхэттене. Именно этот отель вчера был атакован молодыми девушками, которые толпились возле входа, и буквально окружили гостиницу со всех сторон. Апогей настал, когда они всю ночь напролет пели песни любимого певца, нарушая покой постояльцев. Пришлось вызвать полицию и разогнать этот балаган.

Причина столь бурных эмоций – красавец-певец Джо Блэкнайт, который остановился в этом отеле. Вот уже год, как стремительно взошедшая звезда штурмует музыкальный Олимп и пополняет армию поклонниц, которые сходят по нему с ума. Несмотря на то, что Блэкнайт очень популярный рок-музыкант, о нем до сих пор практически ничего неизвестно. Только то, что он поет грустные песни о любви, красит глаза, носит длинные черные волосы до плеч и сам сочиняет песни. Музыкант с имиджем романтика держит личную жизнь в секрете. Его ни разу не видели в компании девушек. Более того, он всячески избегает интервью. Ходят слухи, что этот загадочный певец – гей. Но так ли это, выяснить пока не удалось. В любом случае, это не мешает ему быть одним из самых популярных артистов на данный момент. И сегодня он наверняка взорвет зал, потому что билеты на его концерт были проданы почти сразу, как только появились»

Автор статьи

Журналист Кенан Шульц

Небрежно отбросив на стол журнал, в котором только что прочитал статью о том, о ком пишут сейчас почти все источники массовой информации, я откинулся на спинку кожаного кресла, довольно пристально рассматривая фигуру девушки, сидящей прямо передо мной. Она закинула ногу на ногу, и, встряхнув волосами, уставилась на меня.

– Я уверен, что он гей, – заявил я, продолжая сканировать Кэндис, повернувшуюся ко мне в пол-оборота.

– Кенан или Джо? – выгнув левую бровь, спросила Кэндис.

– Джо, конечно. А ты думаешь, почему его до сих пор не застукали ни с одной бабой? – ухмыльнувшись, спросил я.

– Может, его головка занята творческим процессом, а не исследованием женских гениталий? – ехидно улыбнулась Кэндис. Эта эффектная брюнетка умела раздражать меня, хотя в этом я тоже мастер. Но, впрочем, мне нравится эта игра.

– Всем мужикам нужны женщины, а ему – нет. Следовательно, он – гей.

– Тогда предлагаю это выяснить.

– Как? Он никому не дает интервью насчет личной жизни. Да что личной? Он вообще беседует с журналистами только на пресс-конференциях или в присутствии своих менеджеров, которые тщательно следят за вопросами. И если им вопрос покажется некорректным – они его сразу исключат.

– Неправильно мыслишь, – Кэндис заговорщически улыбнулась и, нагнувшись ко мне ближе, почти развернувшись всем корпусом, кокетливо произнесла:

– Важно не то, как он дает, а то, как я умею брать, – Кэндис провела кончиком языка по верхней губе, а я нервно сжал подлокотники кресла, чувствуя прилив возбуждения в паху.

Я же говорю, эта чертовка умеет играть на нервах!

– Он не даст приватное интервью, даже такой красотке, как ты, – я расплылся в улыбке.

– Я не то, что возьму интервью, я пересплю с ним и проверю, голубой он или нет.

– Даже так?! Что ж, предлагаю спор. Десять штук зеленых, если ты с ним переспишь.

– Идет, – пожала мне руку Кэндис, а я, недолго думая, рванул ее на себя так, что она оказалась у меня на коленях.

– Какая же ты сука, Кэндис, – хотел ее поцеловать, но она увернулась, пытаясь высвободиться из моих цепких рук. Признаюсь, поиметь эту красотку прямо здесь, на столе – мое тайное желание, хотя ей, наверняка, об этом известно. Только вот она для меня недоступна. Любые попытки ухаживаний она всегда пресекает, мотивируя тем, что я для нее всего лишь друг. А сама при этом может открыто флиртовать и заигрывать со мной. И ее не волнует, что после этого я хожу возбужденный и неудовлетворенный. Кэндис любит играть. И сейчас она выбрала мишень, в которую будет целиться, и я уверен, если не с первого, то со второго раза, она обязательно попадет. Это ведь Кэндис Нортон – журналистка светской хроники в журнале для преуспевающих мужчин. Ее смело можно окрестить светской львицей, только тусовки для нее не блажь и отдых, а работа. Проворная, наглая, дерзкая и невероятно красивая, жгучая брюнетка Кэндис давно получила звание стервы. Да, таких девушек женская половина не терпит, а мужчины готовы броситься в омут с головой, чтобы только покорить ее. Но Кэндис не торопится связать свою жизнь с кем бы то ни было. Я бы с радостью стал ее любовником, возможно, даже мужем. Люблю плохих девочек.

Увлекшись рассуждениями о сучьей натуре Кэндис, я и не заметил, как она уже освободилась из моих объятий и направилась к двери.

– Кэндис! – окликнул я ее. Она остановилась, но поворачиваться не стала, лишь повернув голову влево.

– Я готов быть к твоим услугам... – она прекрасно поняла, про какие услуги я имел в виду.

– У меня на ближайшее время есть парень – это Джо Блэкнайт.

– Ну, если вдруг не получится...

– ... получится, – спокойно перебила меня Кэндис, слегка повернувшись ко мне. – Этот мальчик будет моим, хоть гей, хоть не гей, – уверенной походкой Кэндис покинула мой кабинет.

Чувствую, будет сенсация. Наш директор – миссис Кларк будет довольна окончательным отчетом, подкрепленной горячей статьей об ориентации этого сладкоголосого певца, – улыбнувшись своим мыслям, я вернулся к своим обязанностям.

***

Прошла неделя, как мы с Диланом поспорили на этого музыканта, по которому чуть ли не писают в трусы эти малолетки. Ладно, по порядку: к делу я еще не приступила, но, насколько мне стало известно, концерт в Нью-Йорке – его родном городе, как и моем был последним в его туре этой осенью, и сейчас, по словам менеджмента, он засел в студии писать свой следующий студийный альбом. Но это не значит, что выхода в свет не будет. На этом уикэнде пройдет выставка новой модели «Порше», после которой намечается вечеринка в честь этой «железной красотки», на которую явится Джо Блэкнайт. Об этом мне поведал Дилан. Он времени зря не теряет и добывает всю возможную информацию о том, где может появиться этот кумир молодежи. Должна признаться, Дилан в этом деле – волк, как и в самой профессии. Мы с Диланом работаем в редакции журнала уже два года, и все это время он не оставляет попытки затащить меня в постель, но тщетно. Ну, да ладно, не о нем речь. Главное то, что я собираюсь посетить эту вечеринку и не упущу своего шанса пообщаться с молодым красавчиком Джо. Я просто уверена, что он будет моим. Глава вторая

Тонкие изящные пальцы левой руки с длинными ногтями, покрытыми идеальным френчем, постукивали по поверхности полированного стола... Правая рука, накрывшая черную мышку, скользила по коврику, перелистывая страницы сайта, на котором запечатлены фотографии красивого парня с темно-карими миндалевидными глазами, обрамленными длинными и густыми ресницами. Взгляд словно бросал вызов – один глаз был полу-прикрыт черной длинной прядью, создавая образ дерзкого и недосягаемого красавца... Эти глаза манили, притягивали с неистовой силой, заставляя внутри себя что-то гулко ударяться и падать, будто катаешься на американских горках...

Указательный палец правой руки нажал на левую кнопку мыши, и теперь перед глазами Кэндис другой образ загадочного брюнета. Глаза опущены вниз, пухлые губы приоткрыты, что заставили девушку невольно залюбоваться. Она быстро сглотнула и провела кончиком языка по своим губам, заворожено рассматривая его сочные и, наверняка, сладкие губы. Она уже почти ничего не замечала вокруг, изучая его...

***

Резко открывшаяся дверь моего кабинета заставила вздрогнуть и быстро нажать на красный крестик в углу монитора. Дилан, широко улыбаясь, вошел в кабинет. Его походка была уверенной и немного вальяжной. Я уставилась на него, и невольно начала сравнивать его с Джо, которого только что рассматривала. Дилан – высокий блондин, подтянутый и всегда одет с иголочки. От него исходит приятное амбре, но этот аромат не способен вскружить мне голову, как и его обладатель. Мне почему-то сразу захотелось почувствовать аромат того, чьи глаза до сих пор стояли передо мной после просмотра фотографий. Мое воображение уже рисовало невидимые нотки парфюма музыканта с привкусом миндаля и смесь чего-то мужского, обволакивающие меня, перебивая запах одеколона только что вошедшего Дилана. Он подошел к моему столу и сел напротив в офисное кресло, а в руках у него, судя по всему, пригласительные на воскресную выставку и вечеринку. Я и не сомневалась, что он добудет их.

– Тебя не учили стучать в дверь, прежде чем войти? – в ответ на мой недружелюбный взгляд Дилан улыбнулся как-то так: «мне все можно» и с дерзким видом покрутился в кресле.

– Не злись, детка. Погляди, что я принес, – он помахал билетами у меня перед глазами, пытаясь раззадорить.

– Я смотрю, ты времени зря не теряешь. А почему два билета? – искренне удивилась я.

– Потому что я иду тоже, – заговорщически подмигнул он и пододвинулся ближе.

– Зачем?! – недоуменно спросила я.