Истории Дремучего леса

Автор: Дубцова Евгения Жанр: Сказки  Детские  2014 год
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

От автора

Дорогие читатели, я хочу подарить вам добрую сказку. У каждого героя Дремучего леса свой характер, свои особенности и привычки, может быть, в ком-то из них вы узнаете себя или близкого вам человека. А я сознаюсь, что сладкожорик, который нападает на медвежонка Пузяшу, частенько заходит и ко мне в гости!

Часть 1. Про лихо

1. Переполох

– Внимание! Внимание! Всем, всем! Сегодня в полдень на земляничной поляне состоится собрание жителей Дремучего леса! – кричала сорока, облетая каждый дом.

Что за шум? Что случилось? Медвежонок сладко потягивался в своей кроватке, когда с утра пораньше услышал крик сороки. Он недовольно фыркнул. Только он собирался сладко зевнуть и, уже было, задержал «зеваку» в груди, как шум за окошком все испортил. Шмяк! И он кубарем скатился на пол.

Медвежонок пошел умываться утренней росой. Не то, чтобы он был такой дисциплинированный, или ему нравилось мочить свою мохнатую мордочку и чистить ушки, просто мама не сажала его завтракать без этой процедуры.

Шлеп, шлеп. Проходя мимо столовой, медвежонок задержал взгляд на столе, где стояла баночка с душистым медком. Малыш сглотнул слюнки, поежился и пошел умываться. Он вышел на крыльцо своей берлоги, чтобы собрать росу с листьев. Едва он подошел к «умывальнику», как услышал голоса своих родителей. Те стояли позади берлоги и что-то обсуждали. Медвежонок был очень любопытным, а потому неуклюже подкрался ближе и стал подслушивать.

– Так и не нашли хулигана? – переживала мама.

– Нет. Думаем, дело гораздо хуже, чем просто чье-то озорство, – серьезно отвечал папа медведь

– О чем ты, Потап?

– Тут такие дела, Косолапка! Думаем, в наших лесах завелось лихо!

– Ах! – медведица испугалась.

Медвежонок чувствовал, как дрожит хвостик. Он попятился назад и убежал в берлогу, спрятавшись у себя под кроватью.

– Пузяша, иди завтракать! – звала мама медведица.

– Стук-стук, – клацал зубами медвежонок.

– Пузян Потапович! – строго сказала мама, войдя в детскую. Ты чего под кровать залез? Вылезай и завтракать марш! У меня скоро заседание бурых медведиц начнется! – мама схватила Пузяшу за лапу и вытащила наружу. – С самого утра вздумал проказничать!

Тут раздался громкий звук урчания в животе.

– Опять сладкожорик напал? – рассмеялась мама. Пока не съешь кашу из кореньев, мед не получишь, так и знай!

Медвежонок нехотя уплетал темно-зеленую кашу и не сводил глаз с банки меда.

– Ну почему мы должны кушать какую-то гадость, когда в мире есть медок, варенье и козинаки? – размазывая по тарелке завтрак, рассуждал малыш.

– Потому что мы должны есть не только сладкое, но и полезное, – как обычно, умничала мама.

– А что полезного в этой каше, которая и не сладкая вовсе и в рот не лезет? Как может быть полезным то, что не лезет в твой живот? – недоумевал малыш.

– Глупыш, – мама потрепала его за ухо.

Тут в дверь постучали. Мама ушла открывать, а медвежонок быстро переложил несколько больших ложек каши из своей тарелки в мамину и примял ложкой, чтобы было незаметно. Когда медведица вернулась, тарелка Пузяши было пуста.

– Вот это молодчина! Я люблю такой аппетит! Вот тебе за это чашечка с медом, – не могла нарадоваться мама.

Медвежонок довольно урчал и вылизывал мед языком. Секунда, и все подъедено!

2. Пузяша

Меня зовут Пузян Потапович Бурый, но все называют меня просто Пузяша. Я уже большой медведь и скоро пойду в школу. Я живу с мамой и папой в Дремучем лесу, в берлоге №5.

Однажды, когда я был дома один, мне сильно захотелось поесть меда. Я такой сладкоежка! Ну вот у вас бывает такое, что так сильно-сильно хочется сладенького, что даже в горле першит, и ни о чем другом и думать не можешь? Мама говорит, что на меня нападает сладкожорик. Так вот, я играл в чесалки за ухом, как неожиданно на меня напал этот сладкожорик. Я вылез из берлоги и отправился в глубь Дремучего леса. Шел я долго, петлял и вскоре оказался в совсем не знакомом месте. Слышу: «Ууууууууу!» Пчелы! Приметил я одну полосатую жужжалку и за ней. Выведал, на каком дереве улей. Эх, и высоченное! Стал карабкаться вверх. Когтями за кору цепляюсь, лапками подтягиваюсь. Попа моя в стороны виляет, да к земле меня тянет. Я нос кверху, пыхчу, но лезу. Вот и пчелиный дом. Я лапку засунул, в мед обмакнул. Облизал. Вкусно! Тут налетел на меня рой пчел, да как стал меня в нос жалить. Боооооольно! Мамочка!

Я лапкой от них отмахиваюсь, нос прячу. Не удержался, да кубарем с дерева и на землю бах! Все косточки ушиб. А пчелы не унимаются. Я от них бежать, сломя голову. Спрятался в овраге. Фуууух, отстали!

На улице уже темно, я понятия не имею куда забрел. Нос распух и все болит. Реву.

– Ты чего это наш овраг соплями топишь?

Я поднял голову. Передо мной зайчонок. Морда у него важно-возмущенная. Очки на носу.

– Я к маме хочу! Я потерялся! – обида хлынула из глаз.

– Ты такой здоровый. Ты в десять раз больше меня и к маме просишься?

– Я маленький еще, – что за вредный тип. – Просто медведи же крупные. Это вы зайцы – мелкотня.

– Попрошу не задевать заячье достоинство! Я могу расценить это как публичное оскорбление!

– Слушай, раз ты такой умный, может, поможешь добраться мне до дома?

– А где ты живешь? – сжалился надо мной ушастый.

– Дремучий лес, берлога №5.

Заяц отвел меня домой, где меня ждали родители. Папа хотел было сначала рассердиться на меня, но увидев мой распухший нос, сжалился и потрепал за ухо. Мама сделала мне лечебные примочки из подорожника и уложила спать. Вот так закончился мой первый поход за медом.

3. Собрание на тайной поляне

– Прыгуня, собирайся быстрее!

– Чего ты так спешишь, Пузяша? Подожди, дай мне главу дочитать.

– Да, что ты не понимаешь, срочное дело есть. Торопиться надо!

– Куда? Что случилось?

– Бежим на тайную поляну, – прошептал я другу на ухо.

– На поляну? – удивился он.

– Да, по дороге все расскажу.

Мы выбежали из заячьего дома и побежали. Прыгуня всю дорогу расспрашивал. Ему хорошо – он раз, два, прыг, скок и на месте, а я пока свой животик перекачу… Запыхался дорогой, слово из себя вымолвить не могу. Добрались до тайной поляны. Спрятались в кустах. Сидим не шелохнемся.

– Ну чего такого срочного, шептал Прыгуня, щекотя своими усами мне ухо.

– Ой, хи-хи, – еле сдерживался я. – Смотри сам, да уши свои настрой, чтобы ни словечка не пропустить. – Я сегодня подслушал, как папа с мамой говорили о лихе, что в нашем лесу поселилось.

– Лихо в нашем лесу? – уши зайца задрожали. – Лииииииииихо?

– Да, – почти беззвучно ответил я. У меня от страха тоже все задрожало внутри.

Мы сидели в укромном месте. Никто из взрослых нас не видел. Мы и раньше с Прыгуней подслушивали, это была наша с ним большая тайна. Мы видели всех, кто приходил на тайную поляну. Мой папа, хранитель леса, важно сидел на бревне и невозмутимо смотрел. Это был его коронный взгляд, который он долго репетировал дома перед зеркалом. Я подглядывал за папой. Он смотрел на свое отражение и пробовал разные лица. То хмурил брови и становился суровым, то задирал выше нос и становился немного надменным, то поднимал брови вверх и становился грустно-сочувствующим. Под каждое лицо у него была своя фраза:

– Я вас слушаю. Говорите о своей беде. Сочувствую вам дружище – брови вверх, а глаза почти со слезою. Потом лицо менялось на приветливое с улыбкой, – Какая радость! Это великое счастье для нашего леса! – Брови съезжали к переносице, нависая над глазами, шло следующее грозное лицо, – Как вы посмели? Законы Дремучего леса одинаковы для всех! – Ну и, конечно же, фирменное лицо – великодушно-выскомерное справедливого правителя, – Я слушаю вас братья! Давайте выслушаем каждое мнение.

Мы с Прыгуней любили придумывать прозвища жителям леса. У одного жителя от нас могло быть несколько прозвищ.

– Смотри, Прыгуня, вот на поляну идет невозмутимый серый волк – нос по ветру, зубами щелк.

– А вон плывет солнце рыжее, мистер важный лис.

– А вон бежит коротколапый господин вонючка, – засмеялись мы с Прыгуней, увидев хомяка, спешащего на собрание.

Мама мне говорит, что обзываться не хорошо, можно обидеть. Но если обзываться, так, чтобы никто не знал, то ничего обидного и нет. Если мне, вдруг, становится стыдно за эти проказы, я убеждаю себя, что если не обозвал в лицо, значит, и не обидел.

Собрание началось. Мой папа говорил твердо и уверенно. Он заявил, что, в нашем лесу происходит что-то странное и непонятное. Со стороны болот слышны стуки, треск сучьев, деревья падают, идет дым, одним словом, что-то неладное творится там.

– Это лихо! Других вариантов быть не может! – кричал хомяк, нервно почесывая огромные щеки.

– Да не нагоняй ты панику, Толстощек! – пытался успокоить его длинноухий заяц.

– Лихо! Лихо! – со страхом раздавалось в толпе лесных жителей.

– Лихо настигло Дремучий лес! Надо бежать отсюда, пока не поздно! – кричал хомяк.

– Да замолчи ты! – пытался успокоить грызуна волк.

– А зачем молчать? Мы в опасности! Мы все обречены! – все больше заводился Толстощек.

– Молчать, мистер вонючка! – осек хомяка волк.

– Да кто вам сказал, что хомяки вонючки? Я совсем не пахну! – глаза Толстощека налились яростью. Он был готов броситься на волка.

– Всем тихо! – властно заявил медведь Потап.

Лесные жители собрались вокруг Потапа и затихли.

– Всем надо успокоиться и подумать о том, что происходит. Про лихо рано говорить, но что-то неладное твориться в нашем лесу.

– Как же не лихо, Потап? – не унимался хомяк. – Ведь деревья срублены, дым из чаши каждый день идет, стуки слышны!

– Надо разобраться в этом. Ситуацию взять под контроль, – размышлял медведь.

– Верно говоришь, Потап. Да только в чащу мы ту не можем зайти, ведь это владения кикиморы болотной, – рассуждал волк.

– Тогда караул надо выставить рядом с границей, если что, сразу встанем на защиту нашего леса.

– Как всегда разумно говоришь, Серый.

– Вот только надо нам все это держать в большой тайне от остальных жителей, а иначе поднимется паника. Особенно детишек наших надо оберегать, – с тревогой предложил лис.

– Само собой, Солнце, – кивнул Потап. – Все слышали? Все, что было сейчас сказано, останется между нами.

– Могила! Нем, как рыба! Рот на замок! – пронесся гул.

– Нас, может быть, сожрут всех поодиночке, а вы молчать предлагаете! Надо трубить караул! – возмутился хомяк. – Караууууууууууууууууул! – закричал было он, но к нему подпрыгнул заяц и отвесил подзатыльник. Хомяк кубарем покатился по траве. Придя в себя, грызун яростно вскочил на лапки и кинулся на зайца, но тот ловко отпрыгнул в сторону и хомяк врезался в пенек. – Ооооой!

– Да почему ты такой гадкий? Всегда ты наперекор идешь? Как ты вообще к нам в Дремучий лес попал? – возмущались поведению Толстощека жители леса.

Хомяк сел, потирая шишку на голове, и захныкал.

– Это вам хорошо, вы лесные жители, а я домашний хомячок, не для меня такие напасти, – я ушел с собрания. Пусть без меня решают, как лес спасти.