Маршал Малиновский

Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

'

\ • . .

ттШ

Шжш

В. С. ГОЛУБОВИЧ

Киев

Издательство политической литературы Украины

ББК 68.49(2)243 Г62

В документально-публицистической книге рассказывается о жизненном и боевом пути видного военачальника, Маршала Советского Союза Родиона Яковлевича Малиновского, отдавшего все свои силы, богатый военный опыт делу укрепления оборонного могуи}ества социалистической Родины.

Рассчитана на широкий круг читателей.

Голубович В. С.

Г62 Маршал Малиновский.— К.: Политиздат Украины, 1988.— 224 с., 8 л. ил.—ISBN 5-319-00002-2

В документально-публицистической книге рассказывается о жизненном и боевом пути видного военачальника, Маршала Советского Союза Родиона Яковлевича Малиновского, отдавшего все свои силы, богатый военный опыт делу укрепления оборонного могущества социалистической Родины.

Рассчитана на широкий круг читателей.

1304010000-029 1 М201 (04) —88

К У—Л» 1—563—19S8

ВПК 68.49(2)243

ISBN 5-319-00002-2

(С; Военпздат, 19S4 ©Политиздат Украины, 1988, изменения и дополнения, художественное оформление

НАЧАЛО ПУТИ

Родион Яковлевич Малиновский родился 23 ноября 1898 года в Одессе. Мальчик воспитывался без отца. Его мать, Варвара Николаевна, была бедной женщиной и тяжелым трудом зарабатывала средства на жизнь. Она часто переезжала с места на место в поисках работы. В 1910 году Варвара Николаевна вышла замуж и вместе с сыпом поселилась у супруга в селе Клищев Подольской губернии. Но и здесь Родиону жилось нелегко, у него не сложились отношения с отчимом. В семье происходили постоянные ссоры из-за материальных недостатков, непокорности пасынка и т. д. Кончилось тем, что Малиновскому пришлось уйти из дому весной 1911 года сразу же после окончания церковно-приходской школы.

Так, Родион в свои 13 лет вступил в самостоятельную жизнь. Он определился разнорабочим в близлежащий фольварк помещика Ярошинского.

Два тяжелых батрацких года многому научили. В свободное от работы время Родион жадно читал попадавшиеся под руку книги. Однажды ему принесли календарь, посвященный столетию разгрома наполеоновских войск в России. Благодаря этому изданию он познакомился с образами героев сражения под Бородино: фельдмаршала Кутузова, генералов Багратиона, Ермолова, Раевского, многих других участников Отечественной войны 1812 года. А после прочтения романа Л. Н. Толстого «Война и мир» в Родионе окрепла гордость за свое Отечество, за русский народ. В минуты грустного одиночества Малиновский задумывался над прочитанным, вспоминал разговоры взрослых, и у него постепенно формировались собственные взгляды на жизнь.

Родиона постоянно тянуло в родной город. О своей горькой судьбе оп написал тете п дяде, которые прожи-

1* 3 вали на станции Одссса-Товарпая, и они пригласили племянника к себе. Осенью НИЗ года Малиновский переехал в Одессу. Здесь стал работать подручным в галантерейном магазине купца Припускова, но через полгода заболел скарлатиной и лишился места. В дальнейшем юноше пришлось перебиваться случайными заработками.

...Стояло жаркое лето 1914 года. Началась первая мировая империалистическая война. Родион нередко бродил по залитым солнцем улицам города, вглядываясь в лица проходивших небольшими колоннами солдат в новых шинелях. Уже давно подсознательно росло в пем тяготение к воинской службе. А тут еще военпые события подогревали фантазию юноши. Он видел, как из Одессы войска отправлялись на фронт. Малиновский был захвачен общим патриотическим порывом и побежал записываться добровольцем, по ему в воинском присутствии отказали: не подходит по возрасту.

С тех пор юноша пропадал на железнодорожной станции, помогал грузчикам, в товарной конторе у дяди Миши переносить в пакгаузы грузы. Но его неудержимо влекло к людям в серых шинелях. И Родион вновь и вновь высматривал проходившие колонны и формировавшиеся воинские эшелоны.

Одпажды при погрузке воинского эшелона Малиновский незаметно пробрался в теплушку и притаился на полке для вещей. Когда же беглеца обнаружили, он стал умолять взять его с собой. Солдатам юноша поправился своей непосредственностью и смелостью: они приютили Родиона и кормили из своих пайков. Г1о прибытию эшелона в Вильнюс Малиновского представили командиру, который хотя и проявил недовольство, но все же зачислил его добровольцем в пулеметную команду 256-го Елисавет-градского пехотного полка.

В пулеметном расчете Родион выполнял обязанности подносчика патронов, а затем наводчика. После непродолжительной подготовки он уже участвовал вместе с полком в боях. В октябре 1914-го под Сморгоныо получил первую боевую награду— Георгия IV степени и был эвакуирован в глубокий тыл по ранению. Около двух месяцев лечился в Казани. Здесь впервые услышал откровенные высказывания раненых солдат о напрасных жертвах рабочих п крестьян, о том, что война ведется имущими классами в интересах передела мира, наживы еще больших богатств путем завоевании территорий, рынков сбыта, новых колоний и эксплуатации трудящихся масс.

После выздоровления Малиновский был направлен для прохождения дальнейшей службы в запасной пулеметный полк в Ораниенбаум.

В это время ухудшилось положение на франко-германском фронте. Союзническая армия терпела неудачу за пеудачей и отступала. Правительство Франции обратилось к России за помощью. Царь Николай II начал спешно готовить экспедиционный корпус для участия в боях против немцев на территории Франции. В Самаре формировался

2-й пехотный полк. В его состав и была включена маршевая пулеметная команда, с которой прибыл Малиновский. Специальной комиссией он был назначен на должность начальника пулемета как отличник стрелковой подготовки.

Прямой путь во Францию отрезали германские подводные лодки, поэтому царское правительство по согласованию с французскими властями избрало кружной сухопутно-морской маршрут протяженностью 30 тысяч верст.

Пехотные полки сначала пересекли Сибирь, затем Маньчжурию п прибыли в порт Дальний, в котором после норажепия России в войне с Японией хозяйничали японцы. Эшелоны подали прямо в порт, где покачивались на воде два французских военпых транспорта. Русских солдат погрузили на корабли, и опп, помолившись на палубах, отправились в далекий путь под прощальные звуки оркестра.

Плавание было долгим и трудным. Всего натерпелись: вначале стыли от холода, потом изнывали от невыносимой жары палящего южного солнца, страшились ревущей морской пучины во время штормов. Никто из солдат точно не знал, куда держат путь. Разговоры на эту тему категорически запрещались.

При входе транспортов в Суэцкий канал возросла опасность нападения подводных лодок противника, и союзные стороны решили перевести русских солдат на крейсер французского флота «Лютеция», вооруженный несколькими пушками и глубшшымп бомбами. По сравнению с прежними кораблями это был комфортабельный лайнер с глубокой осадкой, хорошей скоростью и твердым ходом. Сопровождаемый боевыми патрульными кораблями, он уверенно отправился в путь.

Наконец, 20 апреля J 916 года суда прибыли в Марсель. В портальных пакгаузах пехотный полк получил винтовки, карабины и боевое снаряжение. Пулеметную команду снабдили боеприпасами и пулеметами французского образца 1907 года. Оркестр заиграл марш, и солдаты строем двинулись по улицам города в казармы. Малиновский шел чеканя шаг и наблюдал, как полицейские сдерживали веревочным канатом ликовавшую и напиравшую публику.

Русских воинов временно поселили на окраине Марселя, а затем перевели в лагерь Майн, недалеко от Шало-па-на-Марне. Личный состав разместился в сборных деревянных бараках легкого типа. В четырех казармах-стационарах проживали французские солдаты и служащие лагеря.

Учебные занятия проходили на лагерном стрельбище, здесь же пристреливалось оружие и отрабатывались упражнения в стрельбе. Тактическая подготовка проводилась в поле. Родион быстро освоил устройство пулемета новой системы, запомнил названия частей по-французски, подготовил расчет для боевых действий.

Летом русские покипули лагерь Майн и через несколько дней уже сражались недалеко от Реймса — под Мурмелоном. С прибытием русской бригады фронт на этом участке заметно оживился. Особенно активными были разведывательные вылазки со стороны передовых позиций, так называемых аванпостов, хорошо оборудованных и укрепленных для круговой обороны.

Пулемет Малиновского был установлен на аванпосту № 2. И вот одпажды, во время наступления противника, на аванпостах завязался ожесточенный бой. Пришлось сражаться в окружении. Выручили контратака пехотных рот из основных траншей, а также бесперебойный пулеметный огонь Малиновского, который заменил наводчика и стрелял до тех пор, пока его не контузило. После боя командующий 4-й армией генерал Гуро поблагодарил личный состав 1-й русской бригады за беспримерную храбрость. Ефрейтор Р. Я. Малиновский был награжден бронзовым крестом с мечами.

Но после каждого сражения Родион все больше осо-впавал бессмысленность этой войны, уносившей тысячи человеческих жизней. Оп открыто говорил об этом близким друзьям и разъяснял своим подчиненным, помогая понять им их собственное положение.

В середине октября 1916 года бригаде пришлось испытать на себе ужас газовой атаки противника, после которой русских солдат отвели на короткий отдых. Но пемцы активизировали свои действия, и командование опять начало бросать бригаду то под Сюлери, то под Бримон на выручку французам в Шампани. После каждого большого боя многие уже не откликались на поверке, и па родину шли бумажки, извещавшие жен, отцов и детей о гибели близких.

Весной во Францию прибыли подарки от царицы для русских солдат — маленькие молитвенники. Но вместе с ними пришел слух, что в России победила революция, царь свергнут, и молиться, в сущности, было не за кого. Еще раньше из Парижа время от времени в бригаду приезжали русские эмиграпты и рассказывали о событиях, происходивших в покинутой ими стране. Эти известия быстро распространялись среди солдат, жадно прислушивающихся к любому слову о далекой родине.