Былое и думы, том 2

Закладки
A   A+   A++
Размер шрифта
Былое и думы, том 2 - Герцен Александр Иванович

Отрывок из книги

– В крыше для моего семейства, пока я здесь, больше ни в чем. – Герцог Тревизский сделает что может. Мортье действительно дал комнату в генерал-губернаторском доме и велел нас снабдить съестными припасами; его метрдотель прислал даже вина. Так прошло несколько дней, после которых в четыре часа утра Мортье прислал за моим отцом адъютанта и отправил его в Кремль. Пожар достиг в эти дня страшных размеров: накалившийся воздух, непрозрачный от дыма, становился невыносимым от жара. Наполеон был одет и ходил по комнате, озабоченный, сердитый, он начинал чувствовать, что опаленные лавры его скоро замерзнут и что тут не отделаешься такою шуткою, как в Египте. План войны был нелеп, это знали все, кроме Наполеона: Ней и Нарбон, Бертье и простые офицеры; на все возражения он отвечал кабалистическим словом; «Москва»; в Москве догадался и он. Когда мой отец взошел, Наполеон взял запечатанное письмо, лежавшее на столе, подал ему и сказал, откланиваясь: «Я полагаюсь на ваше честное слово». На конверте было написано: «A mon fr`ere l'Empereur Alexandre». [11] Пропуск, данный моему отцу, до сих пор цел; он подписан герцогом Тревизским и ...