Чужие проблемы

Автор: Павлова Галина Жанр: Прочие Детективы  Детективы  Год неизвестен
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

– Кстати, меня зовут Гинтерас Васарис. И я из Каунаса.

– Полина Агрест. Гинтерас, я не знаю, почему Рита выслала Вам мою фотографию. Я всего лишь ее сотрудница. Адрес, кстати, она указала свой. Но ее в городе нет. А меня вы застали случайно. Я просто прихожу поливать цветы.

– А муж?

– Он живет отдельно. Они, действительно, разводятся. Так что, в основном, Рита Вам не лгала.

– Она стесняется своей внешности? – осторожно спросил он.

Я засмеялась. Ритка, у которой глаза, как у газели, а ноги растут от ушей?

– Нет. Она гораздо красивей меня. Так что вам стоит подождать ее. Может, у нее есть вполне разумное объяснение ее поступков.

– Мне трудно будет отделить девушку, с которой я познакомился в Интернете, от вашей внешности.

– Вам придется к этому привыкнуть. Вы остановились в гостинице? – вернула я собеседника к делам насущным.

– Нет. Я думал, что Рита меня где-нибудь… пристроит.

Может и пристроит, если выживет после того, что я с ней сделаю, когда она вернется. Но пока эта почетная обязанность ложилась на мои плечи. И надо признаться, опыта в пристраивании у меня не было.

– Послушайте, Я Вам верю. Но оставить Вас в чужой квартире не могу. Давайте поступим так. Сегодня вы переночуете у меня.

– С удовольствием! – он посмотрел на меня с энтузиазмом, и на лице у него вспыхнула белозубая улыбка человека, который в детстве носил брекеты. По всей вероятности, ему все еще трудно было отделить свою возлюбленную от моего внешнего вида. Поэтому для пресечения всяких нелепых измышлений я продолжила:

– Заодно моя бабушка Вас по-человечески накормит. А завтра мы поищем, куда вас можно пристроить.

Мысль о наличие в моей квартире еще и бабушки немного пригасила его воображение, поэтому он просто кивнул в знак согласия.

Я продолжила прерванный приходом Гинтераса поход в ванную и на этот раз добралась до своей цели без помех. Настежь распахнув двери, я влетела внутрь и… замерла. В ванной тихо лежал Славик! Глаза его были закрыты, а лицо неестественно бледно. Его тело ниже шеи скрывала какая-то темно-бардовая жидкость с отвратительным запахом. Кровь?!!

Мне казалось, что я закричала. Но из горла почему-то вырвался только какой-то жалкий сдавленный писк. Однако у моего нового знакомого был прекрасный слух. Он моментально прибыл на место происшествия.

– Ого! Какое интересное получается у меня путешествие! – он вошел в ванную, внимательно осмотрел Славика и пощупал какую-то точку у него на горле. – Все.

– Что, все? – просипела я.

– Он уже холодный. Кто это?

– Славик. Риткин муж.

– Ты думаешь, он сам?

– А кому он нужен? Он вчера уже пытался это сделать. Дурак.

Совершенно неожиданно для себя я говорила спокойно, хотя мне хотелось кричать и плакать от ужаса. Наверное, меня сдерживало присутствие чужого человека. Гинтерас тоже никаких признаков нервного срыва не показывал. Его светло-розовое лицо немного побледнело, светлые глаза под белыми пушистыми ресницами смотрели очень по-мужски, твердо и спокойно.

– Звони в скорую.

– Зачем? Он же мертвый?

– Ты его сама в морг повезешь?

Слово «морг» отозвалось в моем организме тошнотой и легким головокружением. Я глубоко вдохнула и поспешила звонить в скорую и в милицию.

– … Вы не знаете, где именно сейчас находится Ваша подруга?

Я молча покачала головой на очередной вопрос. Пытка вопросами продолжалась уже более часа. Пожилой усталый следователь слушал наши невразумительные ответы и смотрел на нас с Гинтерасом как на нечто среднее между маньяками-убийцами и клоунами-неудачниками. Наконец, ему надоело. Он сердито попросил наши паспорта, невнятно выругался, увидев иностранный паспорт Гинтераса, и попросил моего товарища по несчастью пройти с ним. Мой пропуск (я не имею привычки ежедневно носить с собой паспорт) вернулся ко мне с просьбой не уезжать из города, пока судмедэкспертиза не подтвердит самоубийство. Гинтерас виновато посмотрел на меня, пожал плечами, и они с милиционером двинулись к двери.

– Эй! Куда вы его ведете?

– В дежурную часть. Не волнуйтесь. Только проверим его паспорт и отпустим.

Замечательная поездка получалась у моего нового знакомого. Первая ночь в нашем городке он проведет в каталажке с лучшими гидами нашего города. Но ничем помочь не могла. Я сунула ему в руки свою визитку с телефонными номерами.

– Позвони, когда освободишься. Я за тобой приеду. И извини, что так получилось.

Он кивнул на прощание, и они оба скрылись за дверью.

Общение с бригадой, которая осматривала место преступления, и недовольное ворчание санитаров, когда Славика вытаскивали из ванной, добило остатки моего самообладания. Когда процессия удалилась, оставив меня в одиночестве, руки у меня дрожали, а в горле стоял ком… На ватных ногах я зашла в ванную, включила воду, повторяя, как заклинание, что нужно вымыть раковину от крови. Мужественно взяла в руки мочалку и нагнулась. В нос ударил запах крови и в глазах начало катастрофически темнеть, сердце застучало быстро-быстро. Присев на край ванны, и пытаясь глубоко дышать, я обвела глазами ванную комнату. Мои глаза остановились на небольшом подвесном ящичке с зеркальной дверцей. Может, Ритка хранит свою аптечку здесь? Допинг мне бы не помешал. Я открыла дверцу. Среди тюбиков с зубной пастой и моющими средствами лежали упаковки с различными седативными средствами, транквилизаторами и антидепрессантами. Ничтоже сумняшеся я выбрала невинный «Новопассит» и быстро проглотила капсулу. После, вновь посмотрев на ванну, так и не смогла заставить себя прикоснуться к ее поверхности. «Ладно. Завтра. Когда сумею привести свои нервы в порядок. А сейчас, домой.» – мелькнула у меня в голове спасительная мысль. Я вылетела из ванной комнаты, вызвала такси и быстро оделась.

* * *

Все произошедшее за этот день смешалось в моей несчастной голове и как-то странно влияло на мою способность думать… Едва добравшись домой, я почувствовала, что головная боль куда-то отдалилась, а перед глазами начал собираться какой-то странный туман. Дверь моей квартиры отворилась, и я успела увидеть встревоженное, расплывающееся лицо бабушки.

– Полюшка, что с тобой? – услышала я издалека ее голос и вдруг… взлетела. Мое тело потеряло вес, очертания, и я, свободная от земного притяжения, устремилась в космос. В космосе не было звезд. Там росли невиданные огромные и прекрасные цветы. Они не пахли, но внутрь их соцветий было очень приятно нырять. Странно, но задохнуться в этом безвоздушном пространстве я не боялась. Просто кружилась от одного цветка к другому и наслаждалась полетом и свободой. Где-то далеко слышались голоса. Мне было непонятно, о чем они говорят, но сам звук их был приятен. Он означал, что я в этом чудесном месте не одна. «Почему люди боятся смерти?» – лениво проплывали в моей голове мысли. – «Здесь так хорошо…» Хотелось ощущать эту легкость вечно. Петь, чтобы твой голос тоже звучал среди этих чудесных голосов…

Но голоса становились все громче и настойчивее. Мои ощущения начали возвращаться ко мне, вместе с ненавистной силой земного тяготения. Руки постепенно становились руками, хотя и немного онемевшими и тяжелыми, а глаза снова начали обретать возможность видеть, хотя и сквозь странную белую пелену.

– Кажется, начинает приходить в себя, – издалека прозвучала очередная фраза, но я уже начала понимать смысл слов.

– Слава богу! – ответил ему другой голос.

«О ком они говорят?» – заинтересовалась я. Но мои губы пока не хотели шевелиться.

– Полина! Ты меня слышишь? – поинтересовался первый голос.

Я попыталась пошевелить головой.

– Она пошевелилась!

Вместе с сознанием возвращалась мигрень. Кроме того, к горлу поднималась противная тошнота. И минут через двадцать я, полностью низвергнувшись из космического далека на грешную землю, ничего и никого не замечая вокруг себя, зависла над пластмассовой миской.

– Осторожно, капельница! – чертыхнулся мужской голос.

– О боже! Деточка моя! – сокрушался бабушкин голос, пока мой желудок, казалось, выворачивался наизнанку, а горло душили спазмы.

– Ничего, – успокаивал ее мужской голос – Ей больше не захочется экспериментировать со всякой гадостью. Очень здоровая реакция организма.

Не прошло и часа, когда я, абсолютно опустошенная и несчастная, начала осознавать происходящее вокруг меня. Узнала свою постель, рядом капельницу…

– Ну что? Оживаешь? – я, наконец, увидела обладателя мужского голоса. Это был Владимир Александрович собственной персоной. Он хмурился, но его глаза смотрели озабоченно и даже с некоторой долей сочувствия.

– Вы?!

– А кого ты ожидала увидеть? Святого Петра?

– Ты сама мне велела позвонить доктору в больницу, – немного обиженно напомнила мне бабушка, которая волшебным образом оказалась рядом с моим спасителем.

– Я?! Не может быть…

– У меня еще нет старческого маразма, – вовсе обиделась бабушка.

– Ничего не помню.

– Не мудрено. Человек, принявший галлюциноген, и не может ничего помнить. Кстати, в благодарность за то, что я не отвез тебя в больницу, а тихо притащил с собой оттуда капельницу, ты мне обязана сказать, какой именно препарат ты принимала и зачем ты это сделала? Тебе надоело жить? Почему?

– Не говорите ерунду. Таблетка «Новопассита» не могла так на меня подействовать. Я уже этот препарат пила. У меня был просто нервный шок.

Владимир Александрович захохотал.

– Во время нервного шока не воображают себя бабочкой, и не пытаются выпорхнуть из окна. И песни не орут.

– Я это делала? И пела?! – я замерла от ужаса. – Не верю. Бабушка! Это правда?

Бабушка виновато пожала плечами и кивнула. Почему в присутствии Владимира Александровича я всегда попадаю в нелепые ситуации? Или наоборот, как только я попадаю в нелепые ситуации, он тут как тут? Я рассердилась.