Страна изгнания

Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Отрывок из книги

Подъезжая к селу Осмутинскому, со мною встретилось десятка два подвод, возвращавшихся порожняками. Лица, одежда и самая упряжь показались знакомыми. Громко сказанные слова: ен (он) и яны (они) сразу объяснили мне, что это за люди и почему показались знакомыми. — Здравствуйте, братцы! Вы курские? — А курскаи, усе (все) как есть курскаи. А твоя милость откелича? С наших сторон, что ли-ча? — посыпались вопросы. — Нет, братцы, я орловской, только долго жил в Курске. — Орловской, что значит сосед, усе едино. — Ребята, снявши шапки, побросали телеги и обступили повозку. Молодые парни, по курскому обычаю, молча разинули рты (признак особого внимания). Душою я невольно перенесся на родину. — Давно вы переселились? — Дамно. Годов тридцать есть; ети усе понародились здесева; я мальчонкой пришел, — отозвался мужик постарше. — Стариков много примерло, а кое-какие ешшо есть. — Где же вы живете? — А тут поблизости, версты четыре. — И где четыре! ня буде четырех, — три. — Я табе говорю, четыре. — А я …