Советская классическая проза

О чем плачут лошади

О чем плачут лошади - Абрамов Федор Александрович

В каждом из нас, должно быть, живет пушкинский вещий Олег, и года три назад, когда мне довелось быть в Росохах, где когда-то в войну шла заготовка леса, я попытался разыскать останки своего коня. Лесопункта давно уже не было. Старые бараки, кое-как слепленные когда-то стариками да мальчишками, развалились, заросли крапивой, а на месте катища, там, где земля была щедро удобрена щепой и корой, вымахали густые заросли розового иван-чая. Я побродил возле этих зарослей, в двух-трех местах даже проложил …

Читать книгу

Мой первый друг, мой друг бесценный

Мой первый друг, мой друг бесценный -

Ко всему еще он оказался ябедой. Однажды классная руководительница велела мне остаться после занятий и учинила грандиозный разнос за игру в деньги. Лишь раз в жизни, в дошкольные времена, играл я в расшибалку, быстро продул семь копеек наличными и еще рубль в долг. Поверив чистосердечному раскаянию, дед помог мне вернуть долг чести, на том и кончилось мое знакомство с азартными играми. Прижатый в угол, Митя сознался в доносе. Он оговорил меня для моей же пользы, боясь, что дурные наклонности вновь …

Читать книгу

Вечный зов

Вечный зов -
Иванов Анатолий Степанович Советская классическая проза  Проза  Год неизвестен

По выходе из тюрьмы Антон устроился грузчиком на лесопилку. Лиза, как и прежде, относилась к Антону и Полипову одинаково. Мать Лизы, пока они сидели в тюрьме, умерла, Лиза с трудом поступила работать на ту же мыловарку. То Антон, то Петька часто встречали её у мыловарки, провожали домой. И однажды, чтобы покончить с неопределённостью, Антон решился на откровенный разговор. Говорить ему было трудно, но Лиза и не дала говорить. — Не надо! Не надо! — воскликнула она и зажала ему рот жёсткой ладонью. …

Читать книгу

Трава

«Потом Зоя затуманилась, развздыхалась и стала мечтательно вспоминать Великую неделю у себя в деревне. – Такие мы цветочки собирали, называются «сон». Синенькие такие, они первые из земли выходят. Мы делали из них отвар и красили яйца. Чудесный выходил синий цвет» («По-семейному»). Примечание: Зоя – проститутка. «Сегодня троица. По давнему обычаю, горничные заведения ранним утром, пока их барышни еще спят, купили на базаре целый воз осоки и разбросали ее, длинную, хрустящую под ногами, толстую траву, …

Читать книгу

Алька

Алька - Абрамов Федор Александрович

– Да это я в шутку, Евлампия Никифоровна. Смех, сказал Хо Ши Мин, тот же витамин. Евлампия Никифоровна потянула воздух носом. – А напилась тоже в шутку? – Да что вы, Евлампия Никифоровна… Вот, ей-богу, нельзя уж и привальное справить да маму с папой помянуть. – Родителей не так, Амосова, поминают. Родители у тебя труженики были. Пример для всех… – А я что – не труженица? Тунеядка какая? Не сама хлеб зарабатываю? Евлампия Никифоровна строгим учительским оком оглядела Альку, задержалась взглядом на …

Читать книгу

Терпение

Терпение -

Скворцов считал себя счастливейшим человеком на свете: его пыл к жене с годами не остывал, он любил своих детей, неуклонно шел вверх по служебной лестнице. Сколько выпало ему на долю горького, мучительного, страшного, унизительного, а верх остался за ним. В юности, когда в человеке все так нежно и ранимо, он находился в Пашкиной тени, хотя не уступал тому ни умом, ни характером, ни внутренней наполненностью, ни даже физической силой. Когда они шутливо и ожесточенно боролись, Пашка дожимал сухощавого, …

Читать книгу

Заброшенная дорога

Заброшенная дорога -

Был ли в яви или только приснился мне этот странный мальчик, овеянный нежностью и печалью нездешности, как Маленький принц Антуана де Сент-Экзюпери? Я знаю, что он был, как было и булыжное шоссе, заросшее подорожником, лопухами, репейником, конским щавелем, чайной ромашкой; но даже если б этот мальчик принадлежал сну, он затронул мою душу неизмеримо сильнее многих других людей, чья грубая очевидность не вызывает сомнения. Часто бывает, что чудеса находятся возле нас — протяни руку и возьми, а мы …

Читать книгу

Том 4. Маленькие повести. Рассказы

Том 4. Маленькие повести. Рассказы -
Паустовский Константин Георгиевич Советская классическая проза  Проза  1958 год

Пробы эти назывались «тягчайшим аглицким коронным испытанием». В пушку забивали порох, пыжи и пять ядер – последнее ядро торчало из дула – и стреляли, полагаясь на милосердие Святой Девы. Иные пушки разлетались в куски. Во время одного из взрывов погибло трое рабочих, а Бараль оглох на левое ухо. И во всем этом был виноват Гаскойн. Лонсевиль заинтересовался Гаскойном. Имя его повторялось на заводе ежеминутно. Болтовне пустого и раздражительного гувернера Лонсевиль доверял очень мало, особенно после …

Читать книгу

Дороги и тропы

Дороги и тропы - Песков Василий Михайлович

Москвичи помнят, конечно, на Ленинградском проспекте около стадиона «Динамо» кирпичный домик со стрельчатой башней. Этот домик в окружении нынешних прямоугольных белых зданий был той самой «изюминкой», которую в старину клали в квас и благодаря которой квас казался необычайно вкусным. Эта архитектурная изюминка радовала глаз, создавала контраст, благодаря которому проглядывала глубина времени. Этот домик говорил москвичам о прошлой окраине города. Его называли «охотничий домик», «петровский замок». …

Читать книгу

У палескай глушы

Колас Якуб Советская классическая проза  Проза  Год неизвестен

III У нядзельку раненька, ледзь толькі зайграла чырвань на ўсходзе, Лабановіч сядзеў ужо на сене ў драбінах і выязджаў з вёскі. Невялічкая вёска ў адну вуліцу выглядала непрыкметна і непрытульна. На ўсім ляжала пячаць нядбаласці і нейкай недаробленасці, як бы тутэйшыя гаспадары будаваліся на скорую руку і ўсё рабілі да часу і яшчэ не ўправіліся даць той лад і парадак, якім, наогул, адзначаецца беларуская вёска. Вуліца была роўная і шырокая. Амаль што не каля кожнай хаты ляжалі кучы бярвенняў і гнілі, …

Читать книгу

Царь-рыба

Царь-рыба - Астафьев Виктор Петрович

— Папка! Папка! Гляди, кого я привез-то… Отец затоптался на месте, заколесил ногами, засуетился руками, сорвался вдруг, легко, как в молодости, побежал навстречу, обнял меня, для чего ему пришлось подняться на цыпочки, неумело поцеловал, чем смутил меня изрядно — последний раз он облобызал родное чадо лет четырнадцать назад, возвратившись с великой стройки Беломорканала. — Живой! Слава богу, живой! — По лицу родителя катились слабые, частые слезы. — А мне кто-то писал или сказал, будто погиб ты на …

Читать книгу

Две зимы и три лета

Две зимы и три лета - Абрамов Федор Александрович

Похвала старшего брата доставила близнецам величайшее удовольствие. Они застенчиво переглянулись друг с другом, посмотрели на мать. — Чего принесли? Угощайте своего Мишу. Петька и Гришка с готовностью протянули берестяные коробки — в них на вершок вперемешку с мусором рдела мокрая клюква. Михаил взял по ягодине из каждой коробки, морщась, скользнул взглядом по тонким босым ножонкам, по мокрому низу штанов. — Больше не бродите. Ну ее к лешему! Вот погодите — война кончилась, в сапогах скоро ходить …

Читать книгу

Красная волчица

Красная волчица - Кузаков Николай Дмитриевич

— Худо живет пастух Мотыкана, — заметил Василий. Кайнача был только на год моложе Василия. Десятилетним пареньком остался он сиротой: отец погиб на охоте, мать умерла при родах. Тогда и взял его к себе Мотыкан. Вначале Кайнача прислуживал у него в чуме, а подрос — стал пастухом. — Нету Мотыкана, — отозвался Кайнача, подбрасывая в костер мелко нарубленных сучков. — Духи к себе взяли. Зимой. В большие морозы. — Молодцы. Все-таки догадались — Пошто так говоришь, бойё, — на плоском лице Кайначи появился …

Читать книгу

Жила-была семужка

Жила-была семужка - Абрамов Федор Александрович

Но вот и порог заковало льдом. В реке воцарилась сплошная ночь. — Что же это такое? — со страхом спрашивала у рыб Красавка. — Это пришла пора большой духоты — самое тяжелое для нас время. На яме — зимней стоянке рыб — великая теснота. Сюда перебрались все обитатели реки, большие и малые. Душно. Темно. В нижних этажах ямы день и ночь разбойничает налим, у которого, по разговорам, в это время начинаются свадьбы, и оттуда часто доносятся вскрики очередной жерты. Красавка, стоявшая у какого-то камня …

Читать книгу

Лезвие бритвы (илл.: Н.Гришин)

Лезвие бритвы (илл.: Н.Гришин) - Ефремов Иван Антонович

– Вот что! Поздравляю! Спрошу на правах старшего, простите, – не наспех? По годам-то не рано... а вот война! – В том-то и дело, что война! Скверная, долгая, никому не нужная. И моя Вера хочет на фронт, сестрой. Такая уж она. Что ж получится: я в Сибирь, она на фронт? А браком удержу! – улыбнулся инженер, но улыбка вышла какой-то неуверенной. Анерт серьезно сказал: – Коли так, помогай бог! Квартиру нашли? – На Васильевском, хорошую. – Зовите на свадьбу, Максимильян Федорович! Польщен признаньем, как …

Читать книгу