Поэзия

Иван Васильевич

Комната Шпака погружается в тьму, а в комнату Тимофеева набирается свет. Аппарат теперь чаще дает певучие звуки, и время от времени вокруг аппарата меняется освещение. Т и м о ф е е в. Светится. Светится! Это иное дело... Парадная дверь открывается, и входит Б у н ш а. Первым долгом обращает свое внимание на радиоаппарат. Б у н ш а. Неимоверные усилия я затрачиваю на то, чтобы вносить культуру в наш дом. Я его радиофицировал, но они упорно не пользуются радио. (Тычет вилкой в штепсель, но аппарат …

Читать книгу

Дни Турбиных

М ы ш л а е в с к и й. Благодетель... Н и к о л к а. Ура!.. Все вместе будем. Студзинский – старшим офицером... Прелестно!.. М ы ш л а е в с к и й. Вы где стоите? Н и к о л к а. Александровскую гимназию заняли. Завтра или послезавтра можно выступать. М ы ш л а е в с к и й. Ты ждешь не дождешься, чтобы Петлюра тебя по затылку трахнул? Н и к о л к а. Ну, это еще кто кого! Е л е н а (появляется с простыней). Ну, Виктор, отправляйся, отправляйся. Иди мойся. На простыню. М ы ш л а е в с к и й. Лена ясная, …

Читать книгу

Жди меня (стихотворения)

Жди меня (стихотворения) - Симонов Константин Михайлович

Из поэмы «Павел Черный» В начале тридцать второго в Карелию ехал Черный — Густо татуирован, жилист, немыт, небрит. Ехал он из Одессы, с любимого Черного моря На чортово Белое море. Чорт его побери! Как раз в арестантском вагоне стукнул ему тридцатый. Стократно благополучно бежавшие от погонь, Были с ним вместе взяты в доску свои ребята, Прошедшие медные трубы, воду, водку, огонь. Ехали долго и скучно: пять суток резались в карты; Сто раз прошли через руки деньги, жратва, табак... Вагон, как осенняя …

Читать книгу

«Я понял жизни цель» (проза, стихотворения, поэмы, переводы)

С наступлением нового века на моей детской памяти мановением волшебного жезла все преобразилось. Москву охватило деловое неистовство первых мировых столиц. Бурно стали строить высокие доходные дома на предпринимательских началах быстрой прибыли. На всех улицах к небу поднялись незаметно выросшие кирпичные гиганты. Вместе с ними, обгоняя Петербург, Москва дала начало новому русскому искусству – искусству большого города, молодому, современному, свежему. 2 Горячка девяностых годов отразилась и на Училище. …

Читать книгу

Сталкер

Сталкер - Стругацкие Аркадий и Борис

4. Застава Они выходят из кафе. За углом застыл у обочины большой черный автомобиль. Профессор открывает дверцы. На водительское место забирается Сталкер, а Профессор с Писателем усаживаются на заднее сиденье. Сталкер оборачивается, протягивает руку. Сталкер. Ключ, пожалуйста. Профессор молча кладет ему на ладонь ключ от зажигания. Сталкер заводит мотор, и машина стремглав уносится по темным предутренним улицам. Они мчатся молча. Писатель дремлет, откинувшись головой в угол, холодно блестят очки …

Читать книгу

Беседы с Сократом

Беседы с Сократом - Радзинский Эдвард Станиславович

На мгновение АНИТ опешил, но потом швыряет СОКРАТА обратно на ложе. Ученики бросаются на АНИТА СОКРАТ (криком останавливает их). Не мешайте беседовать! (Как ни в чем не бывало, сочувственно.) Было трудно дышать, Анит? АНИТ (спокойно). Именно так, Сократ. СОКРАТ. Боги определили тебе дышать в этом мире, а мне заниматься философией. Почему у тебя нельзя отнять дыхание, а у меня можно? АНИТ (встал). Прошла треть ночи, Сократ, я иду спать. До встречи на суде! ПЕРВЫЙ (переставая записывать, Аниту). Но …

Читать книгу

Жиды города Питера, или невеселые беседы при свечах

Кирсанов (нервно): Дай сюда... (Он уже нашел и нацепил очки.) Не понимаю, что это может означать - ЭсА? Советская Армия? Базарин : Социалистическая Антарктида... Судорожная Аккредитация... Чушь это все собачья, и больше ничего! Двери надо за собой запирать как следует. Интересно, Зоя Сергеевна, как там ваша шубка в передней поживает? Я у вас там, помнится, шубку видел... Зоя Сергеевна, подхватившись, выходит в прихожую. Кирсанов (озаренно): ЭсА - это Штурмабтайлунг! Базарин (непонимающе): Ну? Кирсанов …

Читать книгу

Дон Кихот

Дон Кихот - Булгаков Михаил Афанасьевич

Дон Кихот . Никогда не сомневайся в том, что сказано тебе рыцарем. Некоторых оруженосцев за их верную службу рыцари назначали властителями целых царств. И я надеюсь завоевать такое царство в самом скором времени. А так как самому мне оно не нужно, то я подарю его тебе. Ты станешь королем, Санчо. Санчо . Гм… Об этом надо еще очень и очень подумать… Дон Кихот . Что тебя смущает? Санчо . Жена моя, Хуана Тереса. Я опасаюсь, ваша милость, что королевская корона вряд ли придется ей по голове. Пусть уж …

Читать книгу

Переведи часы назад (сборник)

Переведи часы назад (сборник) - Рубальская Лариса Алексеевна

* * * Мне тридцать лет, а я не замужем. Как говорят, не первой свежести. А в сердце чувств такие залежи, Такой запас любви и нежности! Моим богатством нерастраченным Так поделиться с кем-то хочется. «Да на тебе венец безбрачия», — Сказала мне соседка-склочница. Молчала б лучше, грымза старая, Да помогла б мне с этим справиться. Все говорят, я девка статная, И не дурна, хоть не красавица. Как вкусно я варю варение, Как жарю кур с румяной корочкой! И кто б мне сделал предложение, Не пожалел бы ну нисколечко! …

Читать книгу

Рубаи Рубайят

Пусть из этого праха кувшин изготовят И наполнят вином: оживет человек! Метнул рассвет на кровли сноп огня И кинул в кубок шар владыки дня. Пригубь вино! Звучит в лучах рассвета Призыв любви, вселенную пьяня. Сбрось обузу корысти, тщеславия гнет, Злом опутанный, вырвись из этих тенет. Пей вино и расчесывай локоны милой: День пройдет незаметно - и жизнь промелькнет. Попрекают Хайяма числом кутежей И в пример ему ставят непьющих мужей. Были б столь же заметны другие пороки - Кто бы выглядел трезвым …

Читать книгу

Стихотворения

Рыдающей строфы сырую горечь пью.     Исчадья мастерских, мы трезвости не терпим. Надежному куску объявлена вражда. Тревожней ветр ночей – тех здравиц виночерпье, Которым, может быть, не сбыться никогда.     Наследственность и смерть – застольцы наших трапез. И тихою зарей – верхи дерев горят — В сухарнице, как мышь, копается анапест, И Золушка, спеша, меняет свой наряд.     Полы подметены, на скатерти – ни крошки, Как детский поцелуй, спокойно дышит стих, И Золушка бежит – во дни удач на дрожках …

Читать книгу

Тайна Игоря Талькова. «На растерзание вандалам»

Тайна Игоря Талькова. «На растерзание вандалам» - Измайлова Ирина Александровна

И, чтобы попытаться его понять, надо попробовать для начала взглянуть на его жизнь, как на жизнь любого из нас, и оценить ее, стараясь увидеть те внешние и внутренние причины, которые сформировали эту, без преувеличений, удивительную человеческую личность. Родители. Хождение по мукам Игорь Тальков принадлежал к дворянскому сословию, в чем трудно усомниться, хотя бы просто глядя на него. Разумеется, не только на его лицо, но на стать, походку, движения. Понятие «порода» напрочь уходит из современного …

Читать книгу

Зойкина квартира

М а н ю ш к а. Ну, Газолин, идем к нашим, Абольянинов опять заболел. Г а н д з а л и н. Моя не мозет сицас идти, я тибе дам лекалство. М а н ю ш к а. Нет, уж ты сам пойди, при них распусти, а то говорят, что ты у себя жидко делаешь. Х е р у в и м. Сто? Молфий? Гандзалин говорит что-то по-китайски. Херувим отвечает по-китайски. Г а н д з а л и н. Мануска, он пойдет, сделаит сто нада. М а н ю ш к а. А он умеет? Г а н д з а л и н. Умеит, не бойси. (Достает из угла коробочку, дает ее Херувиму, говорит …

Читать книгу

Каждый раз, когда мы влюбляемся. Книга 1

Да, Телу было спокойно, а Душе… беспокойно. УГАСАЮ. Ее сапфирово-синие глаза и красные губы… Сапфирово-синие глаза и красные губы – ему захотелось… чего ему так захотелось?! Не угасать? Он вдруг понял, что угасает – давно угасает, он осознал это чувство, долгой агонии! Угасаю. В Книге Притчей Соломоновых в 16 главе в 32 стихе сказано: «Долготерпеливый – лучше храброго»… Почему лучше и кто такой Долготерпивый? Долготерпивый – это человек, который укротил самого себя. Лино вспомнил «Будь долготерпеливым, …

Читать книгу

Стихотворения и поэмы

Стихотворения и поэмы - Кузнецов Юрий Поликарпович

Отец космонавта Вы не стойте над ним, вы не стойте над ним, ради Бога! Вы оставьте его с недопитым стаканом своим. Он допьёт и уйдёт, топнет оземь: — Ты кто? — Я дорога, Тут монголы промчались — никто не вернулся живым. — О, не надо, — он скажет, — не надо о старой печали! Что ты знаешь о сыне, скажи мне о сыне родном. Не его ли шаги на тебе эту пыль разметали? — Он пошёл поперёк, ничего я не знаю о нём. На родном пепелище, где угли ещё не остыли, Образ вдовьей печали возникнет как тень перед ним. …

Читать книгу