Собрание сочинений в девяти томах

серия книг

Мелочи

Мелочи - Успенский Глеб Иванович

Кухарка бросилась снимать салоп и на ходу шепнула Марфе: — Барыня! — Целый двор хочешь, что ли, натопить? — продолжала сердитая барыня. – Храбрая кухарка не выказывала ни малейшего протеста, но нашла-таки возможность шепнуть Марфе два словечка: — Проюхляла деньги-то по магазинам, вот и щетинится! Барыня между тем заметила Марфу и сочла нужным вступить с нею в переговоры; для этого она потребовала ее к себе в горницу и задала известные вопросы по поводу паспорта, пов…

Читать книгу

Том 1. Рассказы и сказки

Том 1. Рассказы и сказки - Катаев Валентин Петрович

Задуманный как веселая юмореска, маленький рассказ «Вещи» перерастает в глубокое сатирическое обобщение. Основную эмоциональную окраску повествованию придает не смех, а неподдельная грусть автора, его горькая жалость к героям, потому что это уже не самодовольные держатели валюты или люди типа Ивана Ивановича, не жадные предприниматели, подобно маленькому частнику с Чистых прудов («Ножи»), а трудовые люди, но и они заражены пороками старого мира, ибо слепо верят, что в вещах истинное счастье. …

Читать книгу

Том 1. Произведения 1889-1896

Том 1. Произведения 1889-1896 - Куприн Александр Иванович

По Невскому бежит собака, За ней Буренин, тих и мил… Городовой, смотри, однако, Чтоб он ее не укусил! Именины Фидлера были писательским праздником: в тот день в его тесной квартире собралось человек тридцать поэтов, беллетристов и критиков. Приходили и мы, молодые, к которым Фидлер относился с большой теплотой. «Деревянный альбом» Куприна, испещренный автографами всевозможных писателей, чрезвычайно обрадовал Фидлера. Шутка ли: здесь были автографы Федора Батюшкова, Андрея Белого, И…

Читать книгу

Столичная беднота

Столичная беднота - Успенский Глеб Иванович

Тут, в лавке, он потолкует с хозяином, дескать, "какие нонче времена тугие", сообщит, пожалуй, известие, что какой-нибудь купец Столбов пожертвовал в приход колокол пудов в тысячу; пошутит с приказчиком, посочувствует ему в эротических подвигах на Цветном бульваре; одним словом, он может толковать обо всем и всегда, именно потому, что не толковать иначе, как "про все", невозможно в его звании и положении. "Такое наше дело, — говорит он: — человек ты завсегда на народе, на самом на юру, …

Читать книгу

Растеряевские типы и сцены

Растеряевские типы и сцены - Успенский Глеб Иванович

Первым делом мы отправились к кабаку. — Вот он! — радостно вскрикнул какой-то подмастерье в парусинном халате, высовываясь из кабака, и тотчас же юркнул назад. — Ребята! — слышалось из питейного здания, — Салищев, вот он! Ха-а-а!.. — Где о-о-оон? — гоготало множество голосов. — О-го-го-о-о!! — добавило другое множество. — Начинай!.. Готово!.. — Погоди! Ивана Абрамыча нету! — Эко диво какое! Эй, становись в ранжир!.. —&…

Читать книгу

Очерки и рассказы (1862-1866 гг.)

Очерки и рассказы (1862-1866 гг.) - Успенский Глеб Иванович

— Так точно. — Так ты мерзавец, повторяю я. — Напрасно, вашескородие. — Пятую рюмку пью: вода водой. Дай штоф очищенной. Скоро дачник затихает. За парусинной стеной слышится бубен и шарманка. Какие-то бабы затягивают: Едет милый с по-о-о-оля… Черкескай убор… На нем шапка в три-ии-и-ста… А шинель в пятьсот… В сторонке русый мужичонка в ваточном жилете строчит чуть слышно на балалайке и притопывает пяткой, загнав ногу далеко под стул. Товарищ, значительно по…

Читать книгу

Том 1. Нравы Растеряевой улицы

Том 1. Нравы Растеряевой улицы - Успенский Глеб Иванович

В эту трудную для Успенского пору и началась литературная деятельность, определившая дальнейший ход всей его жизни. В 1862 году в журнале Л. Н. Толстого «Ясная Поляна» (очевидно, при содействии Н. В. Успенского) появляется рассказ Г. И. Успенского «Михалыч», а в малоизвестном московском журнале «Зритель» — рассказ «Отцы и дети» (впоследствии «Идиллия»). Сам писатель началом своего творческого пути считал рассказ «Старьевщик», появившийся в 1863 году в столичном журнале «Библиотека для чтения». О…

Читать книгу

Том 2. Произведения 1896-1900

Том 2. Произведения 1896-1900 - Куприн Александр Иванович

Хотя Митрофан и считал необходимым, как и всякий хороший русский кучер, обращаться с лошадью сурово, отнюдь не позволяя ни себе, ни ей никаких проявлений нежности, и поэтому называл ее и «каторжной», и «падалью», и «убивцею», и даже «хамлетом», тем не менее он в глубине души страстно любил Фарватера. Эта любовь выражалась в том, что донской жеребчик был и вычищен лучше и овса получал больше, чем другие казенные лошади Боброва: Ласточка и Черноморец. — Поил ты его, Митрофан? — спросил…

Читать книгу

Том 2. Горох в стенку. Остров Эрендорф

Том 2. Горох в стенку. Остров Эрендорф - Катаев Валентин Петрович

— Черт возьми! Я должен быть там! Увы, это было невозможно: полторы тысячи километров в восемнадцать с половиной часов. — Нет, это немыслимо. Значит, я — банкрот. У него дрогнули коленки. — Нет, нет, и еще шестьдесят раз нет! Он застучал кулаками по столу. Стучал долго. Затем из стука вывел формулу: — Никогда! Проклятый Винчестер! Осел доверенный! Дурак я! Полторы тысячи и восемнадцать, — невозможно! Матапаль опустил голову и увидел на лацкане пиджака мед…

Читать книгу

Разоренье

Разоренье - Успенский Глеб Иванович

— И очень великолепно, коли кого из этих грабителей чем-нибудь да припрут! Рад я! Душевно. Одна мне и утеха, что на это поглядеть. Потому ошалели мы от них, дураками и нищими стали… В прежнее время чиновник-то трифоновский — он бы меня в гроб вогнал ни за что… А теперича погодишь!.. И слава богу!.. Теперича еще и простой человек с ними, пожалуй, потягается… Да-а!.. И затем, в подтверждение слов о господстве в старое время прижимки над простым человеком, Михаил Иваныч приводил множество фа…

Читать книгу

Очерки и рассказы (1866-1880 гг.)

Очерки и рассказы (1866-1880 гг.) - Успенский Глеб Иванович

— Это что!.. — говорили ему товарищи: — а вы вот за Зацепиной приударьте… Во-от! Тут по крайней мере — деньги; у нее вон три лошади, какие сани, посмотрите-ко!.. а с красотой долго не наживешь… Красота пройдет… — Нет, я уже решился, — твердо сказал Певцов. "Но, — думал он через несколько времени, оставшись один, — почему же мне нужна только красота и ум, отчего и не средства? Зацепина! Что ж такое? Я не мальчик, мне нужно установившуюся душу. Она и не дурна… даж…

Читать книгу

Том 2. Разоренье

Том 2. Разоренье - Успенский Глеб Иванович

— Вон! — внезапно поднимаясь во весь рост, гремит громадная фигура целовальника, сообразившего, что причиною некоторого беспокойства, испытываемого им во сне, было непрестанное разглагольствование Михаила Иваныча. — У-дди! У-убью! Перепуганный сжатыми кулаками и вытаращенными глазами целовальника, Михаил Иваныч пятится к двери, зажимая рукою рот, чтобы рассвирепевшим кашлем еще более не рассердить врага; и так как враг в скором времени выказывает намерение броситься к нему из-за…

Читать книгу

Том 3. Произведения 1901-1905

Том 3. Произведения 1901-1905 - Куприн Александр Иванович

Сани беззвучно скользили по свежей, нежной пороше, и только на крутых поворотах слышалось, как снег, уминаемый полозьями, звучно похрустывал. Великаны сосны протягивали через дорогу, точно белые руки, свои пышные, отягощенные снегом ветви. Порою большой мягкий комок срывался сверху и, рассыпавшись на лету, обдавал нас холодным мягким пухом. Вытянув ноги на сене, плотно покрывшем дно саней, и привалившись спиной к широкому задку, я иногда закрывал глаза, и непременно через несколько минут мне н…

Читать книгу

Двенадцать (илл. Анненкова)

Двенадцать (илл. Анненкова) - Блок Александр Александрович

Настоящее издание отпечатано в количестве 300 нумерованных экземпляров, из коих 25 раскрашены от руки худ. Ю. Анненковым. Двенадцать 1 Черный вечер. Белый снег. Ветер, ветер! На ногах не стоит человек. Ветер, ветер — На всем божьем свете! Завивает ветер Белый снежок. Под снежком — ледок. Скользко, тяжко, Всякий ходок Скользит — ах, бедняжка! От здания к зданию Протянут канат. На канате — плакат: «Вся …

Читать книгу

Том 3. Растратчики. Время, вперед!

Том 3. Растратчики. Время, вперед! - Катаев Валентин Петрович

Ванечка был чрезвычайно маленького роста. Может быть, именно за этот маленький рост, за молодость лет, а также за тихость и вежливость все в учреждении, даже сам председатель правления, кроме, разумеется, курьера и уборщицы, называли его по-семейному Ванечкой. Ванечка нежно и заботливо любил свое небольшое кассовое хозяйство. Он любил свой большой, красивый, всегда хорошо очиненный карандаш — наполовину красный, наполовину синий — и даже про себя называл его уважительно Александром Сидоровичем…

Читать книгу