Россия. История в романах

серия книг

Мятежное хотение (Времена царствования Ивана Грозного)

Мятежное хотение (Времена царствования Ивана Грозного) - Сухов Евгений Евгеньевич

— Псалмы я пел, а здесь грамоту нужно знать, чтобы в слове не соврать. — Может, ты еще и чина церковного? — Церковного, государь, — отвечал Василий. И когда уже дошли до крыльца, боярин вдруг предложил: — Хочешь при мне держальником быть? — Но, рассмотрев в глазах отрока сомнение, добавил: — Потом подьячим тебя сделаю, как увижу, что службу справляешь. Ко дворцу будешь ближе, царя будешь видеть. Этот последний довод сильнее всего подействовал на молодого З…

Читать книгу

День гнева

День гнева - Усов Вячеслав Александрович

Андрей Михайлович не сдержал улыбки. Двести тысяч! Сей слух, испуганно-доверчиво порхавший по польским и венгерским военным станам, забавлял его. В разгар Ливонской войны через его руки прошло множество разрядных списков. Когда восторженные дети боярские [8] готовы были «за десятину полоцкой землицы животы положить», их набиралось пятнадцать — двадцать тысяч. С вооружёнными холопами — до сорока — пятидесяти. Стрельцов и казаков — не больше десяти. Татары — тысяч семь. Ныне дворянство разочаро…

Читать книгу

Тоска по чужбине

Тоска по чужбине - Усов Вячеслав Александрович

Остатки сна сбивали квасом — всё в той же трапезной. Еду и питие по кельям разрешалось носить только больным. Квас пили наскоро, без долгих приготовлений, причём не возбранялась, в отличие от главных трапез, лёгкая беседа, даже шутка. Предпраздничное настроение проявилось в нечаянном разговоре о хмельном — кто-то шутливо попенял, что квас не сычён мёдом, зануда келарь привёл в ответ постановление Стоглавого Собора: «Вина бы горячего по монастырям не курити, пив и медов не пити, а держати им для …

Читать книгу

Цари и скитальцы

Цари и скитальцы - Усов Вячеслав Александрович

Последний гвоздь забил ещё один поляк или литовец — некий Пётр с Волыни. В Новгород он явился торговать лятчиной — знаменитым польским сукном для женских летников [6] . Но вскоре разорился и, говорили, проворовался. В таких делах отзывам новгородцев можно верить... Григория Лукьяновича не это волновало. Волынец сообщил, что в знаменитом Софийском иконостасе за образом Спаса спрятана грамота Сигизмунда Августа, присланная самому Пимену. Скуратов, выслушав и припугнув его, не сомневался, что, …

Читать книгу

Государь всея Руси

Государь всея Руси - Полуйко Валерий Васильевич

   — Не гораздо тебе, святой отец, нарекатися [9] , приход-то имеючи, — отговаривает ему один из попов — холодно и неприязненно. — Како бы не сталося у тя тамо, всё едино тяготы твои к нашим неприложимы.    — Истинно, — качнул головой и другой его слушатель и с недоброй наставительностью прибавил: — Не то беда, что во ржи лебеда, а то беды, что ни ржи, ни лебеды, яко же ныне нам, безместным, живот во скуде влачащим. А из приходу, кое бы лиховство ни всчалося, прокормитися повсегда достанет. …

Читать книгу

В июне тридцать седьмого...

В июне тридцать седьмого... - Минутко Игорь

Он поднялся на трибуну, ощущая слева и немного сзади президиум. Он не видел, но чувствовал Сталина. Сталин сидел у края стола, совсем близко от трибуны. Каминский физически осязал тяжёлый, проникающий, как лезвие кинжала, взгляд. Григорий Наумович посмотрел в зал, в его завораживающую глубину. Была полная, давящая тишина, лица сидящих там сливались в нечто единое. Но одно лицо он увидел, узнал. Вернее, не лицо — тускло блеснули стёкла пенсне. «Берия, как всегда, на своём месте, — успел подум…

Читать книгу

Покорение Крыма

Покорение Крыма - Ефанов Леонид Александрович

Максуд-Гирей, правивший Крымом чуть более полугода, проявил осторожность. Недоверчиво щуря желтоватые глаза, он безмолвно выслушал угрозы шляхтича о скором и неизбежном вторжении русской армии в пределы ханства, о зверствах, творимых её солдатами в польских землях, но, когда тот умолк, сказал коротко:    — Мне неведомо о происках России против Крыма.    — Когда они поразят нас — придёт ваш черёд, — настаивал Маковский, обжигая хана огненным взором. — Дайте нам сорок тысяч ногайской конницы! …

Читать книгу

Петру Великому покорствует Персида

Петру Великому покорствует Персида - Гордин Руфин Руфинович

Владыка перевёл дух и вперил очи свои в Артемия Петровича, как бы ища одобрения. Но губернатор и кавалер оставался невозмутим. И архиерей, похоже несколько огорчившись, торопливо продолжил:    — И укрепи его непоборимою твоею и непобедимою силою. Воинстве же его укрепи везде и разруши вражды и распри восстающих на державу его... И мир глубокий и нерушимый на земли же и на море ему даруй... Артемий Петрович невольно усмехнулся. Говорено ж было меж своих, что государь не усидит в новой столице…

Читать книгу

Ханский ярлык

Ханский ярлык - Мосияш Сергей Павлович

Однако славяне славянами, а о княжиче Михаиле — своём крестнике — Василий Ярославич никогда не забывал. И едва минуло мальчику три года, как приехал великий князь в Тверь исполнить за брата обряд пострижения княжича, посвятить его в воины и вручить кормильцу для воспитания.    — Спасибо, Василий, что не забываешь сироту, — растроганно молвила Ксения Юрьевна.    — Как можно, невестушка, я, чай, ему в отца место, да и к тому ж крёстный.    — У тебя, я слышала, забот и так полон рот.   …

Читать книгу

Тревожный звон славы

Тревожный звон славы - Исидорович Дугин Лев

...Миновали заставу с ленивым шлагбаумом и полосатой будкой и выехали в поля. Будто свежестью повеяло среди раздолья, и легче стало дышать. Но дымка марева плыла над пёстрыми полями, над рощами к дальним холмам. В небе на немыслимой высоте парили птицы — они были вольны в голубом просторе. Нужно было подумать, как теперь всё сложится. Конечно, четыре года он не видел семью. Но возвращается ссыльным — без службы, без денег. А виноват Воронцов [17] . Мысль об унижениях и обидах, нанесённых е…

Читать книгу

Град Петра

Град Петра - Дружинин Владимир Николаевич

   — Простите меня, я не спал ночь. Сумасшедшее море... Нет, нет, я премного благодарен царю. Странен архитечт... Обычно ведь выведывают, каковы обещанные золотые, любекским ровня или дешевле. И почём в России соболя.    — Осмелюсь спросить, ваша светлость. Передают за достоверное — при рождении царя взошла необычайно яркая звезда. Так ли это?    — Не слыхал, господин мой.    — Да поможет бог его величеству. Он, должно быть, сейчас на поле брани.    — Там снег на поле, мой господин. В …

Читать книгу

Свержение ига

Свержение ига - Лощилов Игорь

Зелёный сумрак неожиданно сменился ярким солнечным весельем: лес, будто поднатужившись, выкинул их из своего чрева на большую поляну. Сразу оживились люди, лошади сами прибавили рыси. Дорога, соединявшая концы причудливо изогнутого леса, показалась туго натянутой тетивой, она вливала удаль в людей, резвость в лошадиные ноги и требовала выплеснуть всё это на своё длинное тело. Неожиданно лошади почуяли тревогу и сбились с рыси. Люди задёргали поводьями и закрутились в сёдлах, не понимая, что пр…

Читать книгу

«Без меня баталии не давать»

«Без меня баталии не давать» - Мосияш Сергей Павлович

   — Фёдор Юрьевич, изволь немедля в приказ свой следовать.    — Что так-то, Пётр Алексеевич? С утра бы уж.    — Езжай немедля. Ныне тебе работа грядёт. Буди своих кнутобойцев.    — Ну, коли работа, — со вздохом поднялся Ромодановский. — От неё я не бегаю. Подошёл Лефорт, спросил:    — В чём дело, Пётр Алексеевич?    — Да так, ерунда, Франц Яковлевич. Продолжай веселье. Занимай гостей. Мы скоро воротимся. В доме полковника Цыклера Ивана Елисеевича в большой горнице за длинным ст…

Читать книгу

Начала любви

Начала любви - Новиков Константин

А с другой стороны, нищий тряпка-муж. Боже, как тут можно сравнивать! Фон Ашерслебен, что бы кто ни говорил, при всей непритязательной внешности был человеком умным, с приятными манерами (а взгляд — что ж, какой Господь дал, таков и взгляд...). Лучше такой взгляд при хороших манерах, чем ничтожество и дурацкая солдафонская прямота Христиана-Августа. Когда после свадьбы они по установившейся традиции навестили некоторых родственников из голштинского дома, когда Иоганна-Елизавета присмотрелась к…

Читать книгу

Окаянная Русь

Окаянная Русь - Сухов Евгений Евгеньевич

Юрий не вышел навстречу митрополиту, так и оставил его томиться в сенях, а через дворовых людей передал старцу:    — Я и при жизни Василия Дмитриевича прав его на московский престол не признавал, а после смерти брата и подавно не признаю! Избегал даже называть племянника по имени. Василий Васильевич прошёл в светлицу. У окна в золочёной клетке радостно щебетал щегол. В углу, под образом Богородицы, тлела лампадка. На столе — подсвечник и медная братина [9] . Здесь же лежало послание о…

Читать книгу