Госпожа сочинительница

серия книг

Сильфида, ведьма, сатанесса (Зинаида Гиппиус)

Сильфида, ведьма, сатанесса (Зинаида Гиппиус) - Арсеньева Елена

Ох, каких скандалов и воплей будут стоить ей эти строки насчет любви к себе, как к богу! Впрочем, именно этого Зинаида и добивалась всю жизнь: скандалов и воплей, да погромче. Но вернемся ко дню 8 января 1889 года и к этим двоим, которые вдруг объявили себя женихом и невестой, а потом и обвенчались в тифлисской церкви Михаила Архангела, оставшись каждый при своей фамилии, так что когда Зинаиду называли госпожой Мережковской, это было не более чем данью традиции. Точно так же Дмитрия Сергеевича…

Читать книгу

Любовный роман ее жизни (Наталья Долгорукая)

Любовный роман ее жизни (Наталья Долгорукая) - Арсеньева Елена

Наталье было всего пять лет (она появилась на свет в 1714 году), когда умер фельдмаршал Борис Петрович Шереметев. Она была слишком тогда мала, потому не могла ощущать даже горя и вообще плохо помнила его смерть. Анна Петровна очень любила свою Натальюшку – пригожую, живую, понятливую и рассудительную девчоночку. – Я была ей дорога… – рассказывала Наталья жениху. – Матушка льстилась мною веселиться: представляла себе, как приду я в совершенные леты и буду ей добрый товарищ во всяких случаях, …

Читать книгу

«Ты все же мой!» (Каролина Павлова)

«Ты все же мой!» (Каролина Павлова) - Арсеньева Елена

Прекрасная пани Собаньска даже взяла Мицкевича с собой в путешествие по Крыму! Правда, с ними третьим лишним был генерал Витт, в то время уже назначенный начальником русских военных поселений на юге… Потом Мицкевич узнает, что именно в эти дни Витт бомбардировал письмами императора Александра, рассказывая об активизации тайного Южного общества, настаивая на немедленном аресте его предводителей Волконского и Пестеля, но Адаму было в те дни наплевать на все на свете свободолюбивые устремления, к…

Читать книгу

Дама из городка (Надежда Тэффи)

Дама из городка (Надежда Тэффи) - Арсеньева Елена

Впрочем, она была так знаменита, что раньше в ее жизни все устраивалось как бы само собой. Даже царь («Подчеркиваю – царь!» – как выразился бы Гришин-Алмазов… Ах, где же его тревожные серые глаза, на кого теперь мечут победительные взгляды… а может быть, уже и закрылись навеки?!) предпочитал ее всем остальным российским писателям! Когда составлялся юбилейный сборник к 300-летию царствования дома Романовых, издатели почтительно осведомились у Николая II, кого из писателей он желал бы видеть в э…

Читать книгу

Обманутая снами (Евдокия Ростопчина)

Обманутая снами (Евдокия Ростопчина) - Арсеньева Елена

…Жена истового русского патриота Федора Васильевича Ростопчина, Екатерина Петровна, печально прославилась как рьяная католичка и ненавистница православия. Она ненавидела мужа, не в силах была простить его даже после его смерти и вымещала обиды на сыне-подростке Андрее, потакая любым его капризам и заведомо портя его, как только могла. Она во всеуслышание заявляла: «Покойный муж отнял у меня мои права и отстранил меня от воспитания сына моего, пусть же все зло от его дурного воспитания и поведе…

Читать книгу

Идеал фантазии (Екатерина Дашкова)

Идеал фантазии (Екатерина Дашкова) - Арсеньева Елена

– Помните ли, графиня, тот вечер, когда я имел удовольствие видеть вас впервые? Катерина Романовна послала ему взгляд, который с известной натяжкою можно было бы считать игривым. Дашков, составивший о ней представление как о сущей колоде в роброне, малость воспрял духом и с более приватной ноткой в голосе вопросил: – Ах, как светила луна, не правда ли? Согласитесь же, милая графиня, есть нечто чарующее в тех лучах, кои изливает луна в два сердца, друг к другу расположенные и друг для друга с…

Читать книгу

Костер неистовой любви (Марина Цветаева)

Костер неистовой любви (Марина Цветаева) - Арсеньева Елена

Насчет юности и неопытности, насчет невзрослого стиха Марина легко пропустила мимо ушей, вернее, мимо глаз (о, она с младенчества научилась пропускать мимо все, вообще все, что не будет соответствовать ее собственному представлению о себе!), но запомнила слова об истинно женском обаянии. И внезапно ощутила его в себе. И принялась сверкать им налево и направо, тратить его на всех встречных-поперечных, даже на того одиннадцатилетнего мальчика по имени Осман, который вдруг влюбился в нее в Гурзуф…

Читать книгу